Чердак

Пыльные залежи впечатлений и воспоминаний

Под редакцией Домового

Дорогая моя столица

Что за прелесть жители села Роговатое! Я люблю их со всей трепетной нежностью, на которую только способна. Таких самобытных и колоритных персонажей в России, вероятно, больше нет. Сравниться с нашими роговатовцами могут, пожалуй, лишь одесситы, да и то, как говорится, не факт.

В нашем городе «Роговатка» – слово нарицательное. Эти люди умеют и любят зарабатывать деньги, с почтением относятся к сельскому труду, беспрекословно почитают родителей и вообще родственников и односельчан. И не случайно старооскольцы шутливо называют Роговатое “наша столица”.

Своих роговатовцы не сдают никому и ни при каких обстоятельствах. Если случайный человек попал в Роговатое, выяснить у местных, где проживает такой-то гражданин, абсолютно невозможно. Живущие буквально через забор соседи на голубом глазу заявят, что такого не знают и никогда не знали, и отправят гостя на противоположный конец огромного села. Там история повторится до мельчайших подробностей. Когда вконец истомлённый путник всё же отыщет своего знакомого (столкнувшись случайно с ним на улице), и попытается уличить его соседей в беззастенчивом вранье, те объяснят бедолаге, что фамилию соседа ни разу не слыхали, а известна им исключительно местная кличка, так называемое «подворье». Доказать несостоятельность подобного заявления ни разу не удавалось даже бывалым сотрудникам милиции.

Кстати, о милиции. Лет …дцать назад в Роговатом произошёл случай, о котором до сих пор в Старом Осколе ходят легенды. В находящейся неподалёку Шаталовке есть отделение милиции, и вот как-то раз участковые решили провести рейд по борьбе с самогонщиками. Утром на следующий день трое милиционеров сели в «бобик» и направились в Роговатое.

Нужно ли уточнять, что роговатовский участковый предупредил своих односельчан о готовящейся облаве?

Милицейский “бобик” раскатывал взад и вперёд по абсолютно вымершим улицам. Не только людей – даже кур с гусями не видно было, и собаки из-за заборов не лаяли. На стук в ворота и двери домов никто не отзывался. К обеду утомлённые и голодные стражи порядка заметили в переулочке скрюченную до земли и высохшую от старости бабулю с ведром и бросились наперерез:

— Стой, бабуля! Ну-ка, признавайся: самогонка у тебя есть?

— А как же, сынки, конечно есть, – обрадовалась старушонка. – Заходите в избу, сейчас принесу.

Обрадованные милиционеры двинулись было за бабусей, но та замахала руками:

— Да что ж вы пешком? Загоняйте машину во двор. Пока документы свои оформите, я вам на стол соберу. Вы ж, поди, голодные?

Голодные представители власти поддались на провокацию и заехали во двор к гостеприимной бабуле. Та соорудила на скорую руку роскошный стол, где среди мисок с салом, яичницей и борщом гордо возвышалась та самая бутыль с самогоном.

Сытые и подобревшие стражи порядка дописали протокол об изъятии, поблагодарили щедрую и необидчивую бабушку и вышли на Божий свет, собираясь сесть в «бобик» и отправиться в отделение милиции. Вышли – и обомлели.

Транспортное средство гордо возвышалось посреди двора на четырёх пеньках. Колёса отсутствовали начисто.

— Бабка! – возопили изумлённые милиционеры – Бабка! Колёса где, так и растак твою мать?!

— Да откуда ж я знаю, сынки? – задребезжала подлая старушенция. – Вы, чай, так-то и приехали, я сослепу не разглядела.

«Бобик» забирали на следующий день под свист и улюлюканье роговатовской пацанвы. Бабка ухмылялась в платочек. Что с неё возьмёшь? Старушка одинокая, из хаты не выходила… Колёса так и не нашлись.

Гордость роговатовцев за свою малую родину переходит все мыслимые границы. Их не останавливает то, что большинство остальных граждан Староосколья относятся к их привычкам с некоторой иронией. Пример того, что каждый роговатовец считает своё село по меньшей мере центром России, а по большей – центром Вселенной, приводил как-то раз случайный очевидец одной давней истории.

Дело было в далёкие перестроечные годы. Несколько предприимчивых мужиков скооперировались и начали перегонять на Белгородчину из Прибалтики большегрузные автомобили. Новенькие грузовики шли колонной. В головном автомобиле сидел за рулём классический роговатовский мужик.

Тут необходимо добавить, что жители Роговатого с презрением относятся к обходным путям и прочим дипломатическим тонкостям. В Москве запрещено движение грузовых машин после третьего транспортного кольца, но какого же роговатовца остановят такие мелочи? И мужик смело повёл автоколонну к центру столицы.

Невдалеке от Красной площади колонну грузовиков остановил московский гаишник. Водитель вылез из кабины и пошёл разбираться с представителем власти. В чём заключалось его нарушение, мужик понимать отказывался. Разговор затянулся. Водители вышли покурить и размять ноги и услышали такой диалог:

— Да откуда ты такой взялся?
— Из Роговатки, – гордо ответил мужик.
— Это ещё где? – не понял москвич.

И тут роговатовец обернулся к коллегам-шофёрам и изумлённо заорал на всю московскую область:

— Мужики! Вы только гляньте на этого чудака! ОН РОГОВАТКУ НЕ ЗНАЕТ!!!

Ну и напоследок немного о том, что любой житель Роговатого в любое время дня и ночи готов принять с достоинством порцию причитающейся ему по заслугам славы и признания. Недавно звоню в Роговатовскую сельскую администрацию и спрашиваю начальника. В ответ слышу:

— Девушка, вы номером ошиблись. Начальника нашего тут нет. Но вам всё равно повезло – ведь с вами разговаривает участник Великой Отечественной войны! Я для вашей газеты дам любое интервью, только приезжайте в гости!

Ну как же можно не влюбиться в Роговатое и его жителей?